ИНТЕРВЬЮ: Алишер Усманов, генеральный директор ООО «Газпроминвестхолдинга»

Гендиректор «Газпроминвестхолдинга», известный бизнесмен Алишер Усманов — один из тех редких людей, которые появились в «Газпроме» при Реме Вяхиреве, но сумели сохранить свои позиции и при новом председателе правления монополиста Алексее Миллере.
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

«Знаете, существует понятие первой любви».

Гендиректор «Газпроминвестхолдинга», известный бизнесмен Алишер Усманов — один из тех редких людей, которые появились в «Газпроме» при Реме Вяхиреве, но сумели сохранить свои позиции и при новом председателе правления монополиста Алексее Миллере. Поставленную еще Вяхиревым задачу продать металлургические активы «Газпрома» Усмановуспешно решил при Миллере. А покупателем стала группа «Интерфин», которую он когда-то возглавлял. Впрочем, во многом благодаря предпринимательской хватке Алишера Усманова газовая монополия наконец получила назад почти 5% своих акций у «Стройтрансгаза», а заодно и блокирующий пакет своего подрядчика. Команда предпринимателя конструктивно поработала не только с бывшими акционерами «Стройтрансгаза», среди которых были Виталий Черномырдин и Татьяна Дедикова, но и с частными акционерами самого «Газпрома». Теперь под управлением «Газпроминвестхолдинга» находится не менее 6% казначейских акций «Газпрома». В результате менеджмент и правительство совместно контролируют в монополии более 54% акций.

О том, как строятся его отношения с командой Миллера, и о своих планах в металлургии Алишер Усманов рассказал в интервью «Ведомостям».

— Вы один из немногих российских бизнесменов, которым не удалось выгодно поучаствовать в залоговых аукционах середины 90-х. Тем не менее вы стали крупным бизнесменом, активным игроком на рынке металлургии. Это было трудно? — Мне и моим партнерам приходилось очень тяжело, ведь в начале 90-х если государство не дарило тебе большой капитал, то у тебя он ниоткуда появиться не мог.

В середине 90-х мы создали группу компаний «Интерфин». Именно так — Межбанковская инвестиционно-финансовая компания «Интерфин» — называлась головная структура, которой я руководил. Фактически «Интерфин» выполнял функцию управляющей компании по отношению к другим структурам группы. Он послужил основой для первых приобретений активов на рынке ценных бумаг.

В то время единственным средством привлечения капитала были банки. В создании оборотного капитала «Интерфина» участвовали банк «Возрождение» и МАПО-банк, к которым впоследствии на правах партнера присоединился банк «Империал».

Мы решили, что нужно создать принципиально иной финансово-инвестиционный инструмент, отличный от банков, которые тогда в большинстве случаев становились собственниками всевозможных активов.

Все наши проекты реализовывались по классической схеме: мы занимали деньги, инвестируя их в новые предприятия, как правило находившиеся на стадии банкротства или в очень тяжелом финансовом положении. Установив контроль над активами, мы улучшали их финансовое состояние, так что можно было получать доход от текущей деятельности предприятий. По истечении определенного периода времени мы возвращали деньги кредиторам. У нас ни по одному проекту не было и нет задолженностей, невыплаченных кредитов, и, самое главное, у нас вообще нет приобретенных на аукционах акций. Все акции были приобретены компаниями группы «Интерфин» на вторичном рынке, причем 80% куплено у физических лиц.

— Известно, что до прихода в металлургию вы довольно успешно занимались сигаретным бизнесом. Говорят, вы ушли из этой сферы, потому что бросили курить? — Я никогда по-настоящему не курил. Хотя вышел из этого бизнеса в некотором смысле по идеологическим соображениям. Однажды, году в 93-м, понял, что не могу торговать тем, что несет угрозу для здоровья людей. Да и как мусульманину мне не пристало продавать яд. С тех пор табачного бизнеса для меня не существует. Кстати, бизнес на сигаретах мог бы до сих пор приносить огромные доходы. Но я не слишком переживаю по этому поводу, ведь приходилось нести не меньшие потери.

— Вы, наверное, единственный человек, который пришел в «Газпром» при Реме Вяхиреве, но сохранил свой бизнес в компании при его «сменщике» Алексее Миллере. Как вам это удалось? — Бизнес тут ни при чем. Я всего-навсего работник «Газпрома». В 1998 г. пришел работать к Рему Вяхиреву. И в этом смысле на всю жизнь останусь «человеком Вяхирева». Причем Вяхирева как человека, как личности, а не только как руководителя «Газпрома». Но никогда не был членом его «команды».

— А членом «команды» Миллера вы являетесь? — Не знаю, возьмут ли меня в «команду». Хотя Алексей Борисович во многом меня поддерживает. «Газпроминвестхолдинг» должен в первую очередь быть инструментом «Газпрома» в тех проектах, которые связаны с операциями на рынке ценных бумаг, портфельными инвестициями, разработкой схем финансового обеспечения основной деятельности концерна. Мы получаем указания Миллера, которые по мере своих скромных возможностей пытаемся выполнять. Выдвигаем концепции работы с теми или иными активами, ценными бумагами, свои предложения по участию «Газпрома» в различных проектах. В большинстве предлагаемых нами схем так или иначе задействован«Газпроминвестхолдинг».

Сегодня многие критикуют «Газпром», а я могу сказать, что «Газпроминвестхолдинг» при Алексее Миллере раскрылся в гораздо большей степени, чем при его предшественнике. Есть вещи, которые банки порой не в состоянии сделать в силу ограничений, налагаемых банковским законодательством. Иногда мешают нормы резервирования, а порой возникают проблемы с сохранением конфиденциальности сделок до момента их завершения. А вот инвестиционная компания может проводить сделки так, что их конфиденциальность при этом совсем не пострадает. Алексей Борисович часто поручает такие сделки нам. Это, к примеру, сделка по возврату «Газпрому» 100% акций «Севернефтегазпрома», который владеет крупнейшим Южно-Русским газовым месторождением. Или сделка по возврату контрольного пакета акций «Запсибгазпрома». Мы узнали о попытках организовать банкротство этой компании, но сумели повернуть процесс в другую сторону и вернуть компанию под контроль «Газпрома».

— Недавно «Газпроминвестхолдинг» успешно справился с другим «особым поручением» — вернул «Газпрому» 4,8% его акций, находившихся у «Стройтрансгаза». Еще более удивительно, как вам все-таки удалось договориться с акционерами «Стройтрансгаза» о выкупе у них для «Газпрома» еще и 25% акций самого «Стройтрансгаза»? — Мы просто конструктивно поработали и с руководством «Стройтрансгаза», и с его акционерами.

Когда в 2000 г. я стал гендиректором «Газпроминвестхолдинга», у меня были иные задачи. «Газпроминвестхолдингу» предстояло избавиться от непрофильного бизнеса, в частности от принадлежавших ему акций металлургических предприятий — Оскольского электрометаллургического комбината (ОЭМК) и Лебединского ГОКа (ЛГОК). Весной 2002 г. мы эту задачу успешно выполнили — с большой выгодой реализовали эти активы. Доходность сделки по продаже акций «Газметалла», в который вошли ОЭМК и ЛГОК, составила не менее 15% годовых, а в сумме «Газпром» выручил $72 млн — на $20 млн больше, чем он в свое время туда вложил. Мы и в дальнейшем при продаже непрофильных активов «Газпрома» намерены исходить из этого критерия доходности.

— Между тем вы, будучи гендиректором «Газпроминвестхолдинга», продали металлургические активы «Газпрома» дружественной вам группе «Интерфин». А как же конфликт интересов? — Моя совесть абсолютно чиста. Это же не была сделка с заинтересованностью. К тому моменту я уже длительное время не был в числе собственников компаний группы «Интерфин». Они тогда контролировались менеджерами «Газметалла» во главе с его гендиректором Львом Кветным. К тому же любой человек, знающий меня как бизнесмена, подтвердит, что за те годы, что я работаю в «Газпроминвестхолдинге», я ни разу не лоббировал в «Газпроме» интересы «Интерфина». А в вопросах оперативного управления группой я и сегодня не участвую.

— Каковы же ваши сегодняшние взаимоотношения с группой «Интерфин»? — Компании группы «Интерфин» после продажи доли «Газпрома» в «Газметалле» стали полновластными собственниками этого металлургического холдинга. Сегодня я снова участвую в акционерном капитале компаний группы «Интерфин», хотя и не принимаю участия в менеджерских решениях. Выражаясь проще, «на предприятие я не захожу». По акционерному договору я получаю часть доходов группы «Интерфин» как партнер. В группе три партнера. Одного из них я назову — это Лев Кветной, гендиректор «Газметалла» и ОЭМК.

— Вы теперь будете одновременно заниматься и «Газпроминвестхолдингом», и «Газметаллом»? — Да. Знаете, существует понятие первой любви.

— Первая любовь для вас — это металлургия? — Нет, металлургия — это не первая любовь. Акции металлургических предприятий — вот моя первая любовь. В будущем я собираюсь покупать акции других металлургических предприятий — или сам, лично, или как глава «Газпроминвестхолдинга». Был такой фильм советский, в нем у одного из героев девушка спрашивает: «У вас была первая любовь?», а он ей отвечает: «Была первая, и неоднократно».

— И у вас тоже эта любовь к скупке акций — первая, но повторяющаяся неоднократно? — Да. Первая, но неоднократная. Даже сейчас, хотя я и не решаю оперативных вопросов в рамках «Газметалла», нахожу время для того, чтобы консультировать моих друзей и партнеров по проектам, связанным с черной металлургией.

— То есть предположения о том, что вы собираетесь покинуть металлургический бизнес, — это неправда? — Вы же понимаете, что бывают разные формы участия в бизнесе. В какой-то степени я его уже покинул — так как не участвую в оперативном управлении комбинатами. Этим занимаются люди «Газметалла». А ведь раньше было по-другому. Я был директором компании [ЗАО «МИФК «Интерфин»], которая управляла ОЭМК, а затем и Лебединским ГОКом. Но потом я ушел из этой компании, стал гендиректором «Газпроминвестхолдинга». О нынешней форме моего участия в металлургическом бизнесе я уже говорил.

— Вы планируете оставаться равноправным партнером с Олегом Дерипаской по «НОСТА»? Или же в перспективе собираетесь выкупить его долю? — Не факт, что нынешнее распределение долей — 50 на 50 — сохранится. Возможно, добавится еще один акционер. Пока могу сказать, что мне этот комбинат интересен. Сейчас этот проект лично мой — я владею своей долей в «НОСТА» через структуру, не связанную с группой «Интерфин». Впоследствии, если компаниям группы «Интерфин» или «Газметаллу» будет интересен этот актив, может встать вопрос о переводе акций «НОСТА» в «Газметалл».

— А почему получилось так, что вы стали партнером Дерипаски по «НОСТА»? Почему он не захотел выйти из этого бизнеса и продать вам все? — Я не знаю, какие мотивы двигали Олегом. Для меня «НОСТА» важна как актив, который вписывается в технологическую цепочку предприятий, входящих в «Газметалл». Ведь «НОСТА» получает львиную долю железорудного сырья с Лебединского ГОКа. В этой конфигурации напрашивается та или иная форма сотрудничества трех предприятий — ОЭМК, ЛГОКа и «НОСТА».

— Многие считают, что будущее российского металлургического рынка — это слияние и укрупнение компаний-участников. Например, сейчас «Евразхолдинг», Михайловский ГОК и Соколовско-Сарбайское ГПО обсуждают идею объединения.

— На мой взгляд, слияния и поглощения — единственная возможность для металлургов сократить издержки в ситуации, когда себестоимость производства постоянно растет. В ближайшем будущем огромную роль в России будет играть энергетическая составляющая. Она возрастет вместе с ценами на газ и электроэнергию. Возрастут и тарифы на транспортировку. Поэтому я настаиваю, что консолидация активов — единственный путь, при котором металлурги могут сократить издержки и повысить конкурентоспособность своей продукции на мировых рынках. Сегодня российская металлургия находится на этапе, который Европа прошла 4 — 5 лет тому назад. Теперь европейский металлургический рынок фактически делят три компании — Arselor, ThyssenKrupp и Corus. То же самое ожидает и Россию, где останется от силы 3 — 4 вертикально-интегрированных холдинга, куда войдут и горнодобывающие предприятия, и компании по первичной переработке, и далее вся цепочка вплоть до конечного продукта.

— Вы сказали, что испытываете любовь к акциям металлургических предприятий. Кроме «НОСТА» группа «Интерфин» в ближайшее время что-то еще планирует покупать? — «НОСТА» — мой личный проект, но если выкуп акций «НОСТА» группой «Интерфин» состоится, то вместе с входящими в «Газметалл» ОЭМК и ЛГОКом это будет уже сам по себе достаточно серьезный актив. Этот актив может быть либо консолидирован с чем-то более мелким, либо поглощен кем-то более крупным.

— Например, «Евразхолдингом»? — Это наименее вероятный вариант. В «Евразхолдинге» работают талантливые и уж очень самостоятельные менеджеры, поэтому объединяться с ними будет тяжело.

— А какой вариант возможен? — Логичным, на мой взгляд, было бы объединение Новолипецкого меткомбината, «Газметалла» и предприятий группы «Металлоинвест» в единый холдинг, который в конечном итоге может стать доминирующим на металлургическом рынке. Этот холдинг владел бы половиной железорудных запасов страны. Плюс потрясающая номенклатура продукции и близость к границе, позволяющая экономить на транспортной составляющей. Сложность только в личностях, возглавляющих эти три структуры. Там каждый предпочитает быть первым у себя, чем равным среди других.

— Как долго вы планируете руководить «Газпроминвестхолдингом»? — Это вопрос не ко мне. У меня контракт с «Газпромом», который я, как мне кажется, успешно выполняю. Как долго он продлится, решать Алексею Миллеру.

— «Газпроминвестхолдинг» сегодня занимается возвратом в «Газпром» акций «СИБУРа» и его предприятий. Вы уже все вернули? Как идут переговоры с Яковом Голдовским, у которого до последнего времени оставались акции и в самом «СИБУРе»? — Я лично с Голдовским никаких переговоров не веду, хотя хорошо его знаю. Мы с ним земляки. Сейчас«Газпроминвестхолдинг» по поручению руководства «Газпрома» занимается скупкой акций как самой нефтехимической компании, так и предприятий «СИБУРа». Причем к каждому активу мы подходим достаточно критически, смотрим, насколько он необходим для создания вертикально-интегрированного нефтехимического холдинга, который намерено создать руководство «СИБУРа». Мы фактически аккумулировали для «Газпрома» 75% акций «СИБУРа».

— Не проясните ли вы ситуацию с продажей доли «Газпрома» в Национальном резервном банке (НРБ)? В сложной схеме был задействован «Газпроминвестхолдинг», который выпустил векселя на 1,88 млрд руб., а в обмен получил 50 млн акций «Газпрома». Зачем была нужна такая запутанная схема? — Эту схему придумал президент НРБ Александр Лебедев. Он человек «тригонометрических» схем в бизнесе, в своем деле виртуоз. Именно он разработал схему, которая позволила консолидировать контрольный пакет акций НРБ в руках менеджмента. А ее «повышенная» сложность объясняется тем, что НРБ участвует в судебных спорах, в рамках которых акции «Газпрома» могли послужить разменной монетой. В такой ситуации руководство «Газпрома» решило принять в качестве оплаты этой сделки 50 млн акций «Газпрома», принадлежавших НРБ.

Дальнейшая судьба этих акций зависит от решения руководства концерна. Это ценный актив, который может быть использован для решения разных задач. Можно передать акции на баланс «Газпрома», оставить на балансе «Газпроминвестхолдинга», реализовать на открытом рынке и т. д. Как дочерняя компания «Газпрома», мы выполним любое решение.

— Недавно председатель правления РАО ЕЭС Анатолий Чубайс заявил, что кто-то скупает акции РАО. Появились сведения, что за этим стоят известные предприниматели Олег Дерипаска, Роман Абрамович и Андрей Мельниченко.

— Я считаю, что если они действительно задались целью скупить блокирующий пакет РАО ЕЭС, то правильно делают. Акции РАО сегодня сильно недооценены, и те, кто их купит, в будущем получат большие дивиденды. Я только удивлен, почему это так беспокоит Анатолия Борисовича. Я и сам лично с удовольствием поучаствовал бы в скупке акций РАО ЕЭС, понимая, какая огромная у них перспектива. У «Газпроминвестхолдинга» был спекулятивный пакет РАО, довольно большой, но мы его продали. Все вырученные средства были затрачены на покупку акций «Газпрома».

— И большой у «Газпроминвестхолдинга» пакет акций «Газпрома»? — Точное количество не назову, но могу сказать, что под управлением нашей компании находится около 6% акций «Газпрома».

Скоро вы все увидите в отчетности «Газпроминвестхолдинга».

— Увеличивать на балансе «Газпроминвестхолдинга» количество казначейских акций было поручением Алексея Миллера или вашей личной инициативой? — Повторяю: «Газпроминвестхолдинг» — 100% -ная газпромовская «дочка». И этим все сказано.

— Недавно вы стали членом совета футбольного клуба «Динамо», а также выступили спонсором этого клуба. Вы приобрели там долю? — Доля в клубе «Динамо», к сожалению, не продается. 75% там принадлежит центральному совету «Динамо», 25% — ветеранам и членам клуба. В совете директоров я отвечаю за привлечение спонсорских средств. Мы привлекли уже несколько миллионов долларов, которые пошли на развитие клуба. Для меня как болельщика с 30-летним стажем почетно быть в совете директоров «Динамо». Если мне предложат, с удовольствием куплю там пакет акций.

БИОГРАФИЯ: Родился в 1953 г. в городе Чуст Наманганской области Узбекской ССР. Узбек. Образование высшее. В 1976 г. окончил МГИМО МИД СССР по специальности «международное право», в 1997 г. — Финансовую академию при правительстве РФ по специальности «банковское дело».

После окончания МГИМО работал научным сотрудником Академии наук СССР, старшим референтом ЦК ЛКСМ Узбекистана, генеральным директором Внешнеэкономической ассоциации Советского комитета защиты мира (СКЗМ).

В 1990 — 1994 гг. — первый заместитель генерального директора ЗАО «Интеркросс». В 1994 — 1995 гг. — советник генерального директора Московского авиационного производственного объединения (МАПО). В 1995 — 1997 гг. — первый заместитель председателя правления МАПО-банка. С 1994 по 1998 г. — генеральный директор Межбанковской инвестиционно-финансовой компании «Интерфин» (ЗАО «МИФК «Интерфин»). С 1997 по 2001 г. — член совета директоров ОАО «Архангельскгеолдобыча» (АГД).

С ноября 1998 г. по февраль 2000 г. — первый заместитель генерального директора ООО «Газпроминвестхолдинг». С февраля 2000 г. — генеральный директор ООО «Газпроминвестхолдинг». С ноября 2000 г. по июль 2001 г. исполнял обязанности советника председателя правления ОАО «Газпром».

О КОМПАНИИ: ООО «Газпроминвестхолдинг» является 100% -ной «дочкой» «Газпрома». Компания была учреждена во второй половине 1990-х гг. для реализации инвестиционных проектов монополии в различных отраслях, в том числе в металлургии и горнорудной промышленности. В 1999 г. «Газпроминвестхолдинг» стал владельцем 16,547% акций Оскольского электрометаллургического комбината (ОЭМК) и 57,117% акций крупнейшего в Европе Лебединского горно-обогатительного комбината (ЛГОК). В 2001 г. акции ОЭМК и ЛГОКа были переданы в новую структуру — ЗАО «Газметалл», в котором «Газпроминвестхолдингу» принадлежало около 48,295%. В апреле 2002 г. доля «Газпроминвестхолдинга» в ЗАО «Газметалл» была продана компаниям, входящим в группу «Интерфин». «Газпроминвестхолдинг» также является владельцем крупного пакета акций ОАО «Севернефтегазпром» и ряда других профильных активов «Газпрома». Кроме того, по поручению руководства ОАО «Газпром» «Газпроминвестхолдинг» осуществляет доверительное управление контрольным пакетом акций компании «Запсибгазпром». На конец III квартала 2001 г. активы компании составили 7,64 млрд руб., а по полученной прибыли она заняла 3-е место среди российских инвестиционных компаний (по данным НАУФОР).

Автор
Ирина Резник
Автор фотографии
epr-magazine.ru

Статьи

Российские оккупанты обстреляли в Мариуполе роддом и детскую больницу

Российские оккупанты обстреляли родильный дом в Мариуполе. Об этом в Facebook…

Снаряд попал в жилой дом: в Харьковской области российские оккупанты убили ребенка

Во время налета российских оккупантов в 19:05 8 марта на поселок Донец…

ВСУ продолжают уничтожать личный состав, авиацию и технику врага: свежие данные по потерям

Более тысячи бронемашин и около 500 единиц автомобильной техники ВСУ…

Ситуация в Донецкой области: Мариуполь находится в осаде, за сутки в регионе погибли три человека

«Оперативная информация о российском вторжении за ночь с 8 на 9 марта.…

Украинские военные разбили две батальонные тактические группы оккупанта

"В ходе ведения боевых действий на территории Украины оккупанты продолжают…

Морозы уничтожат российских военных под Киевом, — Times

На Западе прогнозируют, что резкое ухудшение погоды и сильные морозы в Киевской…

Аналитика

«Черная страница в истории»: миллиардеры начали высказываться о ситуации в Украине

«Безусловно, текущая геополитическая ситуация приводит к тому, что и…

Салоны «Билайна» и «Мегафона» в Москве могут оштрафовать за нарушение антиковидных норм

Салон оптики «Айкрафт» и салоны мобильной связи «Билайн», «Мегафон» на Новом…

«Магнит» опубликовал первые финансовые результаты после приобретения «Дикси»

Выручка группы «Магнит» по итогам 9 месяцев 2021 г. составила 1,3 трлн руб.,…

Логотип En+ Group появится на форме сборной России по лыжам

Компания En+ Group стала партнером национальной сборной во время лыжного сезона…

Акции компании Дерипаски обвалились на 16,5%

На фоне слабых квартальных продаж и снижения цен на алюминий стоимость акций…

"Дочка" Eurasia Drilling выплатит акционеру 8 млрд руб. дивидендов из прошлой прибыли

Единственный акционер ООО "Буровая компания Евразия" – Cypress Oilfield…

Трутнев "подкинул" Кузяеву наследника?

Как передаёт корреспондент The Moscow Post в Пермском крае, сын вице-премьера…

«Русал» сообщил о росте спроса на алюминий в мире на 12,7%

Компания «Русал» за девять месяцев текущего года произвела 2,81 млн т алюминия…

Альфа-банк направит на дивиденды 8 млрд руб. из прибыли прошлых лет

Акционеры Альфа-банка на годовом собрании решили направить 8 млрд рублей из…

"Россети" обеспечили энергоснабжение Пякяхинского месторождения "Лукойла"

Группа "Россети" обеспечила электроэнергией Пякяхинское нефтегазовое…

Цена акции "Лукойла" впервые в истории поднялась выше 7500 рублей

Акции "Лукойла" обновили исторический максимум стоимости за счёт сохраняющихся…

Терминал СУЭК в порту Ванино после пожара полностью восстановил погрузку угля на суда

"Дальтрансуголь" (угольный терминал в порту "Ванино", входит в АО "СУЭК")…

"Красный котельщик" в 2022г поставит оборудование для "ЗапСибНефтехима"

ПАО "Таганрогский котлостроительный завод "Красный котельщик" (ТКЗ, Ростовская…

"Свеза" начала поставки фанерных полов для немецкого производителя прицепов Kögel

Группа "Свеза" начала регулярные отгрузки фанерных полов для немецкого…

"Лента" допускает возможность выплаты дивидендов в 2022 году

Компания "Лента", один из крупнейших российских ритейлеров, по-прежнему…